Четверг, 27.07.2017, 19:56
Вы вошли как Гость
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
500
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Федеральный памятник архитектуры усадьба Голицыных «Зубриловка»

Федеральный памятник архитектуры усадьба Голицыных «Зубриловка» - это бывшая усадьба князей Голицыных-Прозоровских. Находится в 12 километрах от станции Вертуновской Юго-Восточной железной дороги (около 40 километров от города Ртищево) в селе Зубрилово Зубриловского сельского поселения Тамалинского районаПензенской области. Является одной из самых знаменитых усадеб российской провинции.

Усадьба располагается на вершине холма, откуда открывается панорамный вид: пойма реки Хопёр, деревня на берегу и пруды у подножья холма. С усадьбой Зубриловка тесно связаны биографии В.Э.Борисова-Мусатова, И.А.Крылова, Г.С.Голицына. Там не раз бывал Г.Р.Державин, К.Рылеев.

Во времена Российской империи.


Князь  Голицын Сергей Федорович - основатель усадьбы.

Имение Зубриловка Зубриловской волости Балашовского уезда Саратовской губернии не являлось родовым. Первый владелец усадьбы - князь Голицын, приобрел эти земли в 1786 году, накануне своей женитьбы.

В письме 1786 года, к Григорию Потёмкину, фавориту Екатерины II, когда вельможи  имели право получить земли в Саратовской губернии, он писал: «яко благодетеля, всех оной награждающего пошарить по планам и побольше и получше ему отвести, коли можно с рыбными ловлями, ибо, по болезни своей, сделал обещание по постам не есть мяса, то следственно, только должен буду есть, коли своей не будет рыбы, один только хлеб».

Участок находился на границе Пензенской, Саратовской и Тамбовской областей. Почти три года князь Голицын простоял в имении с 24-х эскадронным Смоленским драгунским полком. Силами подчиненных солдат он обустроил свои владения, за это время был построен роскошный кирпичный дом с двумя флигелями, церковь напротив дома и разбит парк с водоёмами, оранжереями и цветниками. Церковь была освящена в честь христианского праздника - Преображения Господня. В середине 90-х годов была возведена колокольня.

А вот при Павле I князь Сергей Голицын попал в немилость, поэтому в 1797 году его с сыновьями сослали в имение. Приехал в качестве секретаря и учителя детей ни кто иной, как сам Иван Крылов. Именно в Зубриловке Крылов И.А. в 1797-1801 годы написал многие выдающиеся произведения. Среди них, запрещённые к изданию «Триумф» и басня «Свинья под Дубом», «Сочинения Ивана Андреевича Крылова».

В 1804 году князь вышел в отставку и окончательно перебрался со своей семьей в Зубриловку, а в Москве бывал только зимой. Почти постоянно жила в Зубриловке жена Голицына - Варвара Васильевна, в девичестве Энгельгардт, племянница Григория Потёмкина, воспетая Державиным как златовласая Пленира. Неоднократно бывал в Зубриловке Кондратий Рылеев.

Филипп Вигель вспоминал, что в Зубриловке около 600 человек дворовых, а окрестные дворяне говорили: «ворота настежь: соседи, мелкие дворяне так и валят, но, не обременяя собой, предовольны, когда хозяин скажет им приветливых слова два, три».

Князь Голицын скоропостижно скончался в 1810 году в Галиции, но похоронен в крипте зубриловской церкви. После его безвременной кончины, усадьба перешла по наследству к сыну Фёдору (1781-1826).

Современники признавали изящный и необыкновенный вкус Фёдора Сергеевича. Благодаря князю, в усадьбе пополнились художественные коллекции фарфора, эмали, редкой посуды и серебра. Были перепланированы парк и дворец. Под патронажем своей супруги Анны Александровны был учрежден пансион для дворянских детей. Для него было отстроено два двухэтажных здания, где жили 36 мальчиков и 46 девочек, которыми руководила француженка мадам Монсард. Это было первое учебное заведение такого рода в Саратовской губернии.

Во времена классицизма строгие парки уступили место пейзажным, более приближенным к естественным формам природы. Так в 20-е годы Фёдор Голицын вырубил аллеи старого регулярного парка и придал опушкам, дорожкам живописные очертания.

После смерти князя Фёдора в 1826 году имение перешло жене Анне Александровне, дочери фельдмаршала Александра Прозоровского, которая учредила в усадьбе майорат. Она передала имение старшему сыну Александру Голицыну-Прозоровскому. По законам майората имение стало «заповедным», неразделяющимся между всеми равноправными наследниками и переходило в целости только к старшему в роде. Такие высочайшие разрешения давались в виде исключения по просьбе отца или матери. Но братья Александра Фёдоровича, имея права на доходы с имения, уже с середины 19 века начали распродавать коллекцию.

Грот Яков Карлович, посетивший усадьбу в 1862 году, вспоминал: «старый дом поддерживается, или, точнее, возобновляется в прежнем виде, стены его внутри увешаны портретами знаменитых предков хозяина. Супруга Александра Фёдоровича Голицына, княгиня Мария Александровна (1826-1901), связана с домом Державина и узами родства и семейными преданиями: она по отцу - внучка друга и родственника его Н. А. Львова…» В конце 19-го столетия, заботами Марии Александровны, супруги Александра Фёдоровича, Зубриловка пережила последний этап своего расцвета.

В это время на восточной окраине парка возник ряд домов для работников усадьбы.

От Марии и Александра Голицыных-Прозоровских имение почти 8300 десятин земли перешло во владение к старшему сыну князю Александру Александровичу Голицыну-Прозоровскому (1853-1914).


Интерьер комнаты усадьбы. Фото до 1905 года.


Призраки (1903). Виктор Борисов-Мусатов изобразил Южный фасад дворца.

В 1899 году художник  Борисов-Мусатов написал управляющему усадьбой Н.В.Соколову письмо, с просьбой посмотреть старинное имение. В 1901 году художник приехал в Зубриловку. Усадьба редко посещалась тогдашними хозяевами и пребывала в запустении. В 1902 году художник повторно посетил имение вместе с сестрой Еленой и художницей Александровой Еленой Владимировной - своей будущей женой. Сестра вспоминала: «глубокая осень в Зубриловке также увлекла брата по своим блеклым тонам красок умирающей природы… Возле дома, где он нас писал в солнечные летние дни, краски уже были печальные, серые, все гармонировало с темным осенним небом, покрытым тучами. Казалось, что и дом замер с окружающей его увядающей зеленью. Это и дало настроение брату написать картину - «Призраки»… Он лично пояснял нам, как я помню, будто с окончанием жизни опустевшего помещичьего дома - «все уходило в прошлое», как изображены им на первом плане картины, удаляющиеся призрачные фигуры женщин». Эти два путешествия в усадьбу нашли отражение в работах «Гобелен» (1901), «Прогулка при закате» (1903), «Призраки» (1903), «Сон божества» (1905).

Когда пришел погром и пожар 1905 года.

1905 года ознаменовался крестьянскими волнениями в Саратовской губернии. Зубриловка стала одной из жертв озлобленных крестьян, они учинили погром и сожгли усадьбу, после которого ее не восстанавливали. Разрушили одно крыло дворца, при пожаре сгорели боковые флигели и соединявшие их с дворцом галереи, в которых находились зимний сад и оранжереи.

Русский исследователь старины Василий Верещагин в статье «Разоренное гнездо», посвящённой Зубриловке, описал варварское уничтожение усадьбы так: «…Погром усадьбы был назначен на 19 октября 1905 года. Во главе толпы шёл крестьянин соседнего села Изнаира, белый как лунь старик с четырьмя сыновьями, владевший 100 десятинами земли. За ним следовали 12 телег для нагрузки ограбленного добра. Старик шёл уверенной поступью, держа икону в руках, в твёрдом убеждении, что исполняет волю царя, повелевшего в три дня уничтожить и ограбить все соседние поместья. При переходе реки Хопер к толпе присоединилась вся зубриловская молодежь и тоже пошла на усадьбу. Погром начался с винного подвала, из которого выкатывались бочки одна за другой и тут же распивались. Когда вино было выпито, озверевшая стихийная толпа ворвалась в один из флигелей. Мебель подожгли, облив керосином и устроив сквозняк. Покончив с флигелем, толпа ринулась на главный дом и точно таким же образом подожгла и его, а пока огонь разгорался, начала грабить, частью молотками и ломами разбивать в мелкие куски всю мебель, бронзу, фарфор и разрывать в клочки все картины и портреты, уничтожая всё без разбора, что попадалось ей в глаза, в каком-то бессмысленном, беспощадном исступлении… Вскоре покончили и с домом — рухнули его крыша, полы и потолки и своею тяжестью пробили своды нижнего этажа. Начался погром другого флигеля, оранжерей, сараев и конюшен, а когда и от них ничего не осталось, толпа бросилась на больницу и только тут была остановлена слишком поздно подоспевшими войсками. Так же долго дымилось и тлело в окрестных деревнях награбленное добро, которое крестьяне из опасения обыска тщательно сжигали…»

Огонь погубил редчайшие книги, бесценные коллекции декоративно-прикладного искусства, документы и портретную галерею, насчитывавшая более 150 работ известных мастеров - Левицкого, Лампи, Молинари. Случайно уцелели лишь несколько портретов, которые ранее вывез для участия в выставке русского портрета в Таврическом дворце Санкт-Петербурга Сергей Павлович Дягилев и собрание миниатюрных портретов, которое было передано князем Александром Александровичем Прозоровским-Голицыным в столицу.

С 1914 года, после смерти Александра Александровича Голицына-Прозоровского, имение досталось его старшей сестре Анне Александровне (1851—1921). 63-летняя княгиня, вышла замуж за Владимира Горяйнова (1851—1907) и взяла его фамилию,  усадьбой заниматься она не планировала. Наследники Голицыных-Прозоровских, Горяйновы продали имение в казну.

При советской власти.

После революции 1917 года, в 1918 году, хозяйство Зубриловской усадьбы было передано 3-ей Петроградской сельскохозяйственной коммуне рабочих, прибывших из Петрограда с семьями в связи с голодом. Коммуна была образована рабочими Путиловского завода и существовала до конца 20-х годов.  Находилась она при Зубриловском имении с 1918 где-то по 1929 год. Коммуна была распущена из-за обвинения в кулацком направлении, то есть эксплуатации чужого труда!

С 1928 года территория, на которой расположена усадьба вышла из Балашовского района и административно стала принадлежать Тамалинскому району Нижне-Волжского края.

Далее с 30 года по 1970-е годы здесь существовали: дом отдыха партийного актива, военный госпиталь и туберкулёзный санаторий. Колокольня в использовалась в качестве водонапорной башни – на ней был выстроен резервуар для воды.

В середине 30-х годов была попытка восстановления усадьбы, а точнее дворца. Как раз тогда во дворце разместился дом отдыха партийных работников.

1 августа 1933 года президиум Нижне-Волжского крайисполкома утверждено постановление президиума Тамалинского райисполкома о расторжении договора с религиозной общиной на использование церковного здания и культурного имущества вследствие неремонтирования здания церкви.

С 10 января 1934 года Тамалинский район вошёл в состав Саратовского края, после разделения и упразднения Нижне-Волжского.

Мотивируя тем, что «с распадом коллективов верующих, церкви бездействуют ряд лет», в 1934 году Саратовский крайисполком принял решение использовать их «под засыпку в установленном порядке».

В 1939 году Тамалинский сельсовет Тамалинского района вошел в состав Пензенской области.

В годы Великой Отечественной войны дом отдыха использовался в качестве госпиталя.

Позднее был создан туберкулезный санаторий, на месте оранжереи были сооружены больничные корпуса. Облик усадьбы значительно изменился, но был довольно в хорошем состоянии.

В 1979 году, после затопления подвалов дворца грунтовыми водами, противотуберкулезный диспансер закрыли. А в 80-е годы дворец опустел.

Назад в прошлое – Россия.

В смутные 90-е годы дворец вновь разорили. Разрушился дворец, исчезают парковые постройки, значительно зарос парк, а система прудов и водоёмов в упадке.

Закрытая в 1931 году Церковь Преображения Господня, в 1990 году была вновь открыта по просьбе верующих села Зубрилово. Молодой священник отец Николай велт богослужение летом на втором этаже, а зимой на первом. Общиной проведены работы по ремонту и благоустройству храма: разбиты цветочные клумбы, полностью отремонтирован первый этаж и приведены в порядок могилы.

В 2003-2004 годах провалились планы администрации по восстановлению усадьбы и превращению её в многопрофильный историко-этнографический и культурно-оздоровительный комплекс. Идея привлечения дополнительных инвестиций в экономику Тамалинского района не осуществилась.

В 2009 году ходе проверки сохранности на территории региона памятников культуры и архитектуры прокуратура Пензенской области выяснила, что еще в 2004 году глава администрации Зубриловского сельсовета Тамалинского района области Татьяна Медведева вынесла постановление о переводе земельного участка площадью 125 гектаров, отнесенного к категории «особо охраняемых территорий» и находящегося в собственности региона, в земли муниципального образования, совершив тем самым противозаконные действия. На открытых торгах этот участок земли ушел за 1125 тысяч рублей в руки местной предпринимательницы, которая в 2005 году перепродала его бизнесмену Виктору Батурину уже за четыре миллиона рублей. Решался вопрос о возбуждении уголовного дела, а толку то? Увы, сейчас речь о реставрации Зубриловки больше не идёт. Да уж, спасибо нашему Правительству, думаю, через десять лет оно одумается наконец-то! На восстановление необходимы не только огромные деньги, но порядочный и дальновидный инвестор.  

Уже после проверки в 2009 году, министерство государственного имущества Пензенской области в гражданском порядке потребовало расторжения договора аренды Зубриловки с Виктором Батуриным, а также погашения им порядка 500 тысяч рублей арендных платежей и пени за просрочку.

Виктор Батурин прокомментировал сие действие так: «Руины, которые там были, вообще никак не были оформлены. После того, как я начал наводить там порядок, вложил порядка 2 миллиона долларов (в чем я глубоко сомневаюсь!), восстановил церковь, покрыл крышу дворца, занялся очисткой парка, эти „руины" появились в списках БТИ как „культурный объект"». Со слов господина Батурина, он приостановил восстановительные работы в Зубриловке, поскольку за пять лет «так и не смог добиться какого-то правового статуса» для этого объекта и главное «получить на него права». Отметил, что «никогда не расценивал усадьбу Голицыных как коммерческий проект, а только как свою обязанность сохранить этот памятник для потомков» и готов полностью отказаться от своих претензий на него в пользу региона, во как!

Расследование продолжалось, 8 февраля 2010 прокуратурой района материалы проверки в соответствии с п.2 ч.2 ст.37 УПК РФ направлены в Сердобский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Пензенской области для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ.

Хочу выразить свое мнение, усадьба Голицына – это наше наследие, ведь она пережила политические игры, огонь, погром русского мужичка, разруху и затопление. Имение должно жить, так уж устроен человек – вначале разрушает, потом горько жалеет об этом и наконец восстанавливает разрушенное.

Сейчас в Саратове в Радищевском музее до сих пор хранятся две мраморные скульптуры с лестницы южного фасада и несколько предметов церковной утвари, вывезенные из усадьбы в 1925-1927 годах.

Здания, существующие в настоящее время:

- главный дом (дворец);

- четыре дома для крестьян;

- больница;

- церковь Преображения Господня (1796);

- колокольня;

- часовня в честь иконы «Всех скорбящих Радость»;

- «Башня Ольги» - руина декоративная.

Категория: Мои статьи | Добавил: Комиссар (17.02.2012)
Просмотров: 6603 | Рейтинг: 4.2/8
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright comissar © 2017